«Поражение в финале от Надаля было обиднее». Интервью Медведева после урока от Джоковича

Один из героев Australian Open подвел итоги турнира

Даниил Медведев, несмотря на неудачный для себя финал Australian Open, после матча не один час отвечал на вопросы разных журналистов. Уделил он полчаса и Zoom-конференции с российскими репортерами. Да, новоиспеченный третий номер мирового рейтинга не смог побороться на равных с Новаком Джоковичем (5:7, 2:6, 2:6) и взять со второй попытки трофей на турнире «Большого шлема». Но его объяснения и анализ выглядят абсолютно рациональными, а сам 25-летний теннисист скорее был удовлетворен стартом года и находил в себе силы на улыбку.

— Даниил, чего больше по итогам выступления в Австралии — положительных эмоций в целом от выступления и попадания в топ-3 или негативных от финала?

— Сейчас опустошение после матча, чуть ли не первый раз за все время в Австралии. Чувствуешь себя свободным, без конкретной цели. Надо здраво оценивать, тут прошло сразу два крупных турнира, ATP Cup был перед «Большим шлемом». Естественно, эмоций больше положительных, но, если говорить конкретно про сегодняшний матч, не получилось ничего из того, что хотелось. Вполне возможно, это из-за того, что Новак показал высший уровень. Когда соперник играет на таком уровне, твоя игра может разваливаться по ходу, что часто происходит в матчах в мою пользу. Сегодня Новак сделал то же самое, но в свою. Поэтому обидно, но это опыт, и надеюсь, что в следующий раз получится намного лучше.

— Ключевой момент — когда Джокович сразу отыграл брейк во втором сете?

— Да, наверное, это был один из самых важных эпизодов. Здесь, в данный конкретный день он был лучше меня. Оказавшись в роли догоняющего, он сразу сумел отыграться и выйти вперед плюс он вел по сетам. Было много геймов, где было близко, где я мог сыграть лучше, но все их я проиграл. После этого уровень тенниса и морали только падает.

— Даниил, ранее вы говорили, что в теннисе важно сломать соперника психологически, и особенно тяжело это в финалах, где люди из топа тоже тебя пытаются сломать. Джокович вас сегодня сломал? И бросание ракеток и разговоры с собой — это поломка?

— Совершенно точно, когда играешь один на один с соперником — я и сейчас так считаю, — выигрывает тот, кто конкретно в этот день сильнее, из-за множества мелких факторов. Новак сломал меня и в плане тенниса, и психологически. В какой-то момент вроде бы я знал, что делать, но у меня не получались некоторые удары, я злился на себя, разговаривал с собой. ракетку скорее сломал, потому что часто это помогает тебе вернуться на землю. Сегодня вообще не помогло. Естественно, старался вспоминать финал US Open и подбадривать, заводить себя, все-таки финал «Большого шлема». Но в итоге ничего не получилось, и стоял я с блюдцем финалиста.

— Вы зависимый от эмоций человек не смогли бы их перекрыть и переламывать поединки без них?

— Наоборот, мне казалось, что если часто я бываю без эмоций, то сегодня я почувствовал, что мне они были нужны, поэтому старался их вызвать такими способами. Но, видимо, или недостаточно чего-то делал, или делал неправильно.

— Кажется, вы даже немного спешили, когда что-то шло не так.

— Да, сегодня я старался сделать это специально, сбить его с ритма. Я думал, если буду резче перескакивать между розыгрышами, потому что он брал паузы… Но с уверенностью можно сказать, что это не сработало.

— После финала вас кто-то уже успел необычно поздравить или поделиться разочарованием, может быть?

— Разочарования пока не видел. (Смеется.) Очень много мелких обязательств после финала — антидопинг, пресса, пока мало кому отвечал и мало что видел. Все близкие люди, друзья поддерживают, пишут, что все равно я молодец. Это очень приятно.

«Поражение в финале от Надаля было обиднее». Интервью Медведева после урока от Джоковича

— Теперь вам кажется, что у вас достаточно опыта, чтобы в третьем финале «Большого шлема» пазл сложился? У нас ведь говорят — «Бог любит троицу».

— Да, было бы неплохо, если бы так получилось. (Смеется.)

— Доминик Тим говорил, что после многочисленных финалов чувствовал нараставшее давление, и, когда выиграл, ему стало сильно легче. Вы его начали чувствовать?

— Нет, если честно, по той простой причине, что я всегда стараюсь делать максимум и как можно лучше играть в теннис. Я сделал все, что мог, чтобы победить на этом турнире. Конечно, я хотел сыграть лучше финал, но значит, сегодня не судьба. Если мой максимум — выиграть 20 турниров «Большого шлема», то супер, если быть только в финалах — что ж, так тому и быть. Надеюсь, естественно, что будут еще титулы.

— Можете сравнить с поражением от Надаля на US Open?

— Сложно сравнивать, но Рафа всегда дает время подумать. Не всегда это помогает, но оно есть. Новак забирает у тебя все время, и при той игре, какую он показывал сегодня, все попадал, нужно было показывать свой лучший теннис, чтобы ему противостоять. Этого у меня не получилось. С Рафой ощущение, что ты этот теннис по ходу матча можешь поймать, а с Новаком его нет, он будет усиливать это ощущение, что ты сегодня не очень. С US Open было обиднее, там было близко.

— Какие у вас планы на будущее?

— Отдохнуть, после дальних перелетов пять дней будешь чувствовать себя убитым, разве что ОФП позаниматься, чтобы форму поддержать. А из турниров — Роттердам, Марсель. В Роттердаме ATP 500, сильная категория, там сумасшедший состав собрался. Посмотрим, успею ли восстановиться.

— Когда в шутку подводили итоги года, вы говорили, что хорошо бы выиграть хоть один матч на «Ролан Гаррос». Планируете брать какого-то специалиста по грунту, думали как-то особенно об этом турнире, следующем в «Большом шлеме»?

— Настрой у меня серьезный, я люблю побеждать и ненавижу проигрывать. Мы все видели два года назад, что я умею показывать результаты на грунте и обыгрывать крутых грунтовых игроков. Постараюсь после Майами как можно лучше выстроить подготовку. Пока не думал что-то насчет команды, но надеюсь, что смогу порадовать хорошими результатами.

— На этом Australian Open самым сложным матчем для вас до финала была игра с Краиновичем, которая дошла до пяти сетов. Солнце не мешало там? Показалось, что да.

— Нет, не в этом проблема. Филип играет очень круто, часто на уровне десятки. Считаю, что он должен стоять выше. Четвертый сет он провел вообще как Джокович сегодня, не дал мне шансов. Но удалось поменять какие-то мелкие тактические вещи, встать ближе в корт, и это изменило игру. Наверное, в этом и его разница с Джоковичем.

— Многие западные заголовки гласили, что в Австралии произошла чуть ли не русская революция. У Аслана Карацева вот получилось неожиданно. Вы ему не подсказывали случаем?

— Нет, я секретами не делился, он все сам. Я не в шутку, а всерьез сказал, что Аслан был нашим тайным оружием на ATP Cup, в парной игре, которой в финале, слава богу, не было. В теннисе все решают маленькие детали, да, где-то, может, ему повезло с сеткой, где-то просто очень хорошо себя чувствовал. Но его результат — полуфинал — конечно, неимоверный. Да и с Джоковичем — многие думали, что он сдастся без боя, но нет, он дал бой, он вообще красава! Как и Андрей тоже (Рублев. — Прим. «СЭ»). Я очень рад, что мы взяли наш с ним первый совместный титул за сборную. К ATP Cup, конечно, из-за Кубка Дэвиса пока относятся поверхностно, но этот турнир задержится и будет котироваться, уверен.

— Думаете уже об Олимпиаде? Она как пятый турнир «Большого шлема«?

— В теннисе, в отличие от других видов спорта, отбор просто по рейтингу. Так что если у нас от России будет четыре человека — это просто супер! Для меня всегда было мечтой сыграть на Олимпиаде, так что она в моем календаре, конечно. Но не могу ее сравнить с турнирами «Большого шлема», она не хуже или лучше, это просто другой турнир. «Большой шлем» выделяется, потому что играется на одних и тех же кортах десятки лет, из пяти сетов. Но она еще должна состояться — с коронавирусом разговоры не утихают. Если она будет, то уже календарь будет отталкиваться от Олимпиады, а не наоборот.

— Нет ощущения, что даже в случае ваших побед на главных турнирах популярность тенниса в России не изменится и он обречен оставаться в этаком гетто для обеспеченных людей?

— Думаю, что нет, это все возможно изменить. В любом случае мы видим, что с тех пор, как я, Андрей, Карен, теперь Аслан стараемся показывать хорошие результаты, интерес к теннису совершенно точно растет. Это, конечно, надо спрашивать у статистиков — на каком месте теннис по популярности сейчас. Но, думаю, мы набираем обороты, и это круто. После победы в ATP Cup мы говорили о том же — да, мы стараемся для себя прежде всего, это наша работа, но если в России дети будут говорить, как когда-то мы: «Хочу быть как Даня Медведев или Андрей Рублев», — это бальзам на душу. Мы сможем усилить популяризацию в России.

— Была жесткая реакция трибун на объявление официальных лиц о призыве австралийцев к вакцинации. Какое отношение к этому в туре в принципе?

— Мы с Новаком даже не очень поняли, там был шум трибун, до конца непонятно, почему свистели… Но мы как гости в Австралии, нам тяжелее это обсуждать. Что касается идеи вакцинации, не обсуждали с коллегами-теннисистами. Не думаю, что буду это делать, по своим медицинским причинам, детским, связанным с вакцинами. Но никогда не известно, как будут к этому относиться в разных странах, насколько это будет серьезное требование. Я считаю, что это должен быть выбор каждого. В туре игроки относятся к этому так же.

Теннис: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть