Первый русский из студенческой лиги в истории НХЛ. Уникальный путь Максима Летунова

Обозреватель «СЭ» — о форварде «Сан-Хосе», который дебютировал в заокеанской лиге

Советы Торнтона, Марло и Набокова

У каждого энхаэловца — свой непростой путь в лучшую лигу мира, но у Максима Летунова он получился абсолютно уникальным. 23-летний, 193-сантиметровый центрфорвард — первый россиянин в истории, который попал в НХЛ через NCAA, лиги студенческого хоккея США. Канадцев и американцев оттуда вышло немало — например, лидер «Баффало» Джек Айкел, — но наших хоккеистов прежде не было. Летунов уже вошел в историю, проведя сегодня ночью в Калгари свой первый матч в НХЛ, который «Акулы» выиграли — 3:1. На его счету — 10 минут 17 секунд игрового времени, по одному броску и перехвату, 50 процентов выигранных вбрасываний.

https://www.instagram.com/p/BgXXOo7BUGK/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading

«Нервы, конечно, присутствовали, — рассказал мне Летунов по мессенджеру после матча, когда «Акулы» уже расположились в своем чартере, чтобы лететь в Эдмонтон. — Если кто-то вам говорит, что не нервничает перед первой игрой в НХЛ, то точно врет. Но после первых двух смен пришел в себя и играл в свой хоккей.

— Ветераны команды дали какие-то советы?

— Джо Торнтон и Патрик Марло перед самой игрой подошли и сказали не волноваться, в первой паре смен просто почувствовать игру, вбросить шайбу в зону, пробежать, побороться. И уже потом, когда освоюсь, можно показывать то, на что способен.

— А что услышали от тренера вратарей «Шаркс» Евгения Набокова?

— Особых наставлений не было — он просто сказал, чтобы я получал удовольствие и побольше лез на ворота.

— Главный тренер Боб Бугнер после матча подошел, что-то персонально сказал?

— Нет. Но после матча подошел генеральный менеджер (Дуг Уилсон, — Прим. И.Р.) и сказал, что я играл хорошо, и было видно, что получал большое удовольствие. Но прекрасно понимаю, что это только начало».

https://www.instagram.com/p/qXFMeBSDTD/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading

Драфт и два обмена

Начало всей хоккейной жизни для москвича Летунова прошло в хоккейных школах «Русь» и ЦСКА. Но потом они с семьей решили пойти другим путем. Мы познакомились с ним год назад в Сан-Хосе, и Максим рассказывал мне:

«Все складывалось хорошо, но мы с родителями видели больше возможностей попасть в НХЛ через Америку. Уехали, когда мне было 15. До того минимум год размышляли, смотрели варианты. Но решили: чем раньше, тем лучше.

Изначально было два варианта — канадская CHL или американская USHL. Обсудили с родителями, знакомыми и решили пойти в американскую. В ней хоккеистам не платят стипендий, у тебя остается статус любителя, и ты можешь попасть в университет, играть за него и получить бесплатное образование. Плюс мне казалось, что пройти четыре года физического развития в университете намного лучше, чтобы быть готовым к профессиональному хоккею. Да, таким путем из русских еще никто не шел, это определенный риск. Но мы решили, что для меня такой путь будет лучшим».

Сперва Летуновы поехали в Техас. Сезон Максим играл в команде Alliance Bulldogs, следующий — в «Даллас Старз» до 16 лет в лиге ААА. Это время он вспоминает с удовольствием: «В Далласе люди доброжелательные. И все дети в школе относились ко мне хорошо, приняли с открытым сердцем. И тренер увидел перспективу, ставил во всех спецбригадах».

Выступлениями там россиянин вызвал интерес из USHL — и поехал на два года в юниорский клуб этой системы из провинциального города Янгстаун в штате Огайо. Оттуда, после первого сезона, он и был задрафтован во втором раунде 2014 года под 52-м номером «Сент-Луисом». В одном раунде с Иваном Барбашевым.

Поразительно, но еще задолго до дебюта в НХЛ его успели аж два раза обменять — сначала в «Аризону», потом в «Сан-Хосе». После обмена в «Койотис» там сказали, что на драфте хотели меня взять, но не успели, — рассказывал Летунов. — И в «Шаркс» то же самое: я услышал, что они хотели брать меня следующим, 53-м».

В юниорские сборные и молодежку из NCAA не зовут

Через год после драфта он поступил в Университет Коннектикута, UConn. Летунов объясняет, что в системе NCAA — много лиг, а он попал в Восточную, Hockey East. Его агент Джордж Ньюман убедил Максима, что эта лига — одна из сильнейших, недаром Джек Айкел вышел именно оттуда. Летунов приехал в университет, встретился с тренерами, посмотрел каток, тренажерный зал, кампус — и остался доволен. Тем более что и агент жил недалеко. Игроку предложили хорошую стипендию, бесплатное проживание — и он на три года остался там.

Учился он по направлению общественных связей — и вспоминает, что немало предметов было посвящено и общению с прессой, и даже непосредственно журналистской работе. Например, он брал интервью у однокурсников. «В хоккей до ста лет играть нельзя, — рассуждает Летунов. — Образование дало возможность подумать о будущем. Моя спортивная карьера только началась, и пока нет мыслей, буду ли работать по специальности. Но в любом случае ни о чем не жалею».

В первом же сезоне в Hockey East Летунов попал в сборную новичков лиги и вторую сборную AllStars NCAA. В UConn его тоже использовали во всех спецбригадах и всецело доверяли.

— Что там за уровень и атмосфера хоккея? — спрашиваю Летунова.

— В среднем на наши матчи ходило по четыре с половиной тысячи человек. Атмосфера классная. И уровень очень хороший — намного выше, считаю, чем в CHL. В основном играют хоккеисты от 19 до 26 лет. Единственный минус — игр намного меньше. Мы проводили около 40 матчей за сезон, а в канадских юниорских лигах — около 80.

Первый русский из студенческой лиги в истории НХЛ. Уникальный путь Максима Летунова
Евгений Набоков (слева) и Максим Летунов. Фото Игорь Рабинер, «СЭ»

Последнее, кстати, сказалось на его игре в первом сезоне в АХЛ. Год назад мы разговаривали с Евгением Набоковым, тогда еще тренером по развитию «Шаркс», работавшим на каждой тренировке фарм-клуба, «Сан-Хосе Барракуда». И он рассуждал о Летунове:

«Макс — очень умный игрок, с головой. Но он первый год в профессиональном хоккее. До этого в колледже они по 40 матчей играли, а тут — в самое пекло. АХЛ — настоящая мясорубка. Начал здорово, потом его настиг спад. Главное — не падать духом и знать, чего хочешь добиться. Стараюсь его поддерживать, чтобы он не унывал, если что-то не клеится. Тут любая шутка поможет».

В марте 2018 года, глядя на игру Летунова за UConn, «Акулы» заключили с ним контракт новичка. По его словам, их с родителями план как раз и состоял в том, чтобы отучиться три года, а потом подписать контракт в НХЛ. После третьего сезона в NCAA Летуновы поговорили с руководством «Шаркс», и их желание видеть Максима игроком системы «Сан-Хосе» оказалось взаимным.

В юниорских и молодежной сборных России он никогда не играл, и он даже не знает, видел ли его когда-нибудь в деле Валерий Брагин. «В университетскую лигу едут играть немногие русские, — говорит Летунов. — Это другой путь. Может, из-за этого никогда не звали в сборные и вообще в Россию. Да и уехал рано, ушел с радаров».

Тут, надо заметить, вопрос еще и в том, что игроков из NCAA до МЧМ физически негде проверять. В минувшем году проспект «Нью-Йорк Айлендерс» Руслан Исхаков начал играть за тот же UConn (это явно отзвук выступлений там Летунова), и, рассказывают, Брагин хотел вызвать его на суперсерию. Но не вышло, так как студенты не имеют права играть в матчах под эгидой CHL.

https://www.instagram.com/p/BZ4kAj9HVHs/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading

Чтобы нарастить мышцы, в АХЛ не вылезал из зала

В прошлом сезоне и в первой половине нынешнего «Барракуду» тренировал Рой Соммер — хоккейно-американский Алекс Фергюсон, легенда АХЛ, работающий с фарм-клубом «Шаркс» 23-й сезон, переписавший все рекорды клуба и лиги. Не так давно, когда был отправлен в отставку штаб главного тренера «Шаркс» Питера ДеБура, тренер-ветеран вместе с Набоковым и Майком Риччи (оба были тренерами по развитию) перешли в первую команду помогать Бугнеру. А год назад Соммер говорил мне о Летунове:

«У Максима был по-настоящему хороший тренинг-кемп, и первые 10 матчей сезона он «зажигал». Затем произошел шаг назад, что неудивительно — это непростая лига. Есть проблемы со стабильностью: в одном матче хорош, в следующем — просто о’кей.

У него очень хорошее видение площадки, хоккейное чутье — поэтому он регулярно выходит в большинстве. А чтобы получить время в меньшинстве, ему нужно прибавить в игре в равных составах. Но самое важное для Макса — серьезная работа в ближайшее межсезонье. Он должен потратить время на то, чтобы стать мощнее, и его не оттирали от шайбы. И прибавить в аэробной работе. Он может рано устать. Думаю, он это понимает и проводит много времени в зале».

«Мне всегда говорили: главное — «физику» набрать, остальное у тебя есть, — подтвердил мне тогда Летунов. — Из зала и не вылезаю».

О том, что ему необходимо нарастить мышечную массу, в прошлом сезоне говорил мне и Майк Риччи, обладатель Кубка Стэнли-96 в составе «Колорадо», много лет работающего в системе «Шаркс»:

«Главное для него — стать физически сильнее. И он делает для этого все. Когда это произойдет, и он обретет чуть больше опыта, в том числе в плей-офф АХЛ, переход на уровень НХЛ не займет так много времени, как некоторые думают. Чаще всего все зависит от самого игрока, от того, как он работает. А Макс работает хорошо. И я скажу: скорее он окажется в НХЛ раньше, чем позже».

Риччи оказался прав. А мне довелось наблюдать, как после полуторачасовой тренировки «Барракуды» хоккеисты пошли в раздевалку — но еще четверть часа на льду остались два человека. Риччи и Летунов. Тогдашний новичок АХЛ раз за разом разворачивался на 180 градусов — и, получив шайбу от Риччи, тут же бросал по пустым воротам в одно касание. А потом собрал со льда все шайбы и ушел со льда последним.

«Думаю, все у Максима идет в правильном направлении, — сказал мне Риччи. — АХЛ — тяжелая лига, в ней непросто играть всем. Как вы видели, он напряженно работает, остается на тренировках после всех, оттачивает бросок и вбрасывания. У него все в порядке с трудовой этикой. Да, по ходу сезона были взлеты и падения, как у каждого молодого игрока, который приходит в АХЛ. Тем более что он играет в центре, на сложной позиции. Но парень делает все, чтобы учиться, и на тех же вбрасываниях уже выглядит лучше. Он на том этапе, на котором и должен сейчас находиться».

Кумир — Дацюк

Хотя по габаритам можно было бы предположить, что кумир Летунова как центрфорварда — Евгений Малкин, но оказалось — Павел Дацюк. «Никогда с ним не общался. А было бы очень интересно», — признавался Максим. В НХЛ с Волшебником они уже не пересекутся, у каждого — свое время…

Поклонение Дацюку воплотилось в эпизоде, который я увидел в конце тренировки «Барракуды». Все игроки «Барракуды» исполняли буллиты, и Летунов — один-единственный — решил сделать это как в AllStar Game, из-под коньков. Не забил, но смотрелось здорово. Правда, Набоков ему в шутку начал «пихать»: играй проще! «Сейчас все любят финты, — улыбался потом экс-голкипер. — Но есть статистика: много голов на буллитах забивается с бросков».

А на следующий день Летунов при счете 0:3 против «Айова Уайлд» выдал классный эпизод, отобрав шайбу у борта в чужой зоне и тут же отпасовав в центр под голевой бросок партнеру. «Барракуда» едва не отыгралась, а Максим набрал «плюс один». Правда, в этом сезоне с «плюс-минусом» ситуация значительно хуже — минус 15 против тогдашнего нуля. Вот тут с Дацюка точно есть в чем взять пример. Но «Барракуда» в принципе — худшая команда сезона в АХЛ, в Западной конференции отстающая от ближайшего соперника на 11 очков и имеющая соотношение забитых и пропущенных шайб «минус 16».

Зато с результативностью у него проблем нет. В 57 матчах прошлой регулярки Летунов набрал 28 очков, в плей-офф сделал две голевые передачи в трех матчах. А в нынешнем сезоне по «гол плюс пас» пошел явный подъем. На сегодня Максим — лучший бомбардир «Барракуды» с 30 очками (10+20) в 39 матчах. То есть — 0,77 очка за игру против прошлогодних 0,49.

Год назад он говорил мне: «Думаю, в следующем году смогу побороться за место в составе «Шаркс». Уже теперь, после дебюта в НХЛ, спрашиваю Летунова, ощущал ли он себя в этом году в АХЛ иначе, чем в прошлом, и ждал ли вызова в «Шаркс».

«Да, в этом году в АХЛ я чувствовал себя по-другому, чем в прошлом, — говорит он. — Все-таки уже второй год в команде и в лиге, уже хорошо знаешь систему, тренеров и партнеров. Не думаешь, что нужно делать, а просто делаешь это на льду. Все хорошо получалось, и поэтому я старался не думать о вызове в главную команду, а просто старался работать над тем, что могу. И вызов в НХЛ наконец-то случился».

Кстати, получив ответы Максима, я обнаружил, что его прошлогодний акцент, когда он говорит по-русски (восемь лет в юном возрасте за океаном — не шутка!), по сути, исчез. Видимо, сказывается общение в «Барракудах» с соотечественниками Данилом Юртайкиным, Иваном Чеховичем и Николаем Кныжовым.

Родные на его первый матч в Калгари не приезжали — во-первых, до конца не знали, будет ли он в составе, во-вторых, потому что игра проходила в Канаде.

Ничего — все впереди. Тем более для Летунова хорошо, что в штаб «Акул» перешли Соммер, Риччи и Набоков, отлично знающие его потенциал, наблюдавшие за ним каждый день в течение полутора лет. Показательно, что именно при новом тренерском составе его подняли и выпустили на первый матч.

Он всегда верил, что попадет в НХЛ — и первопроходцем в нее для российских студентов в Америке уже стал. Но один этот факт Летунова уже наверняка не удовлетворит. Новая «Акула» щелкает зубами в ожидании своей первой голевой добычи. А главное — закрепления в составе авторитетной команды, переживающей нелегкие времена.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть